Скопин-Народ (Скопинская Правда)

Вы хотите отреагировать на этот пост ? Создайте аккаунт всего в несколько кликов или войдите на форум.
Скопин-Народ (Скопинская Правда)

Форум для жителей Скопинского района, города Скопина, всех наших Земляков и Друзей во всем мире!!! НОВОСТИ. ГОРЯЧИЕ ТЕМЫ. АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ и ПРОБЛЕМЫ. НАША С ВАМИ ЖИЗНЬ и ПРОСТО ОБЩЕНИЕ. (18+)

Уважаемые Гости и посетители Форума! Создавайте свои темы и Форумы по своим интересам! Просьба соблюдать этикет! Не надо хамства и оскорблений... этого и на улицах хватает. Ребята! Давайте жить дружно...

Последние темы

Октябрь 2020

ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Календарь Календарь

RSS-каналы


Yahoo! 
MSN 
AOL 
Netvibes 
Bloglines 

Кто сейчас на форуме

Сейчас посетителей на форуме: 2, из них зарегистрированных: 0, скрытых: 0 и гостей: 2

Нет


Больше всего посетителей (75) здесь было Сб Май 26, 2018 1:12 pm


    Жаворонок - птичка вольная!..

    avatar
    Евгений Талалаев

    Сообщения : 23
    Очки : 8329
    Репутация : 0
    Дата регистрации : 2013-04-07
    20130603

    Жаворонок - птичка вольная!.. Empty Жаворонок - птичка вольная!..

    Сообщение автор Евгений Талалаев

    Который день дует хивус
    (местн.) - северо-западный промозглый ветер, несущий низкие, цепляющиеся за
    вершины елей тучи, из которых
    нескончаемо сыплет снег, дождь и опять снег. Все рейсы отменены по погоде. В
    большой комнате отдыха тепло и уютно. В столовую, а она совсем рядом, по такой погоде идти нет
    желания. По комнате распространяется аромат жареной картошки, бифштексов и
    антрекотов. Совсем по-домашнему на тумбочке шумит электрический чайник; желудки
    обильно выделяют слюну, карты и бильярдные кии отложены в сторону...


    - Эй, Петро! Кажется,
    так тебя зовут? – кричит кто-то из пилотов молодому человеку, меняющему
    электропроводку в соседней комнате. – Присоединяйся к нам, обедать будем!


    Пётр появился в
    селе Усть-Цильма неделю назад. Ему выделили маленькую комнату в одном из зданий
    аэропорта, «положили» мизерную зарплату, и теперь он ежедневно, с утра до
    вечера занимается заменой проводов в многочисленных помещениях и подсобках. Тех
    денег, что выдали в бухгалтерии Петру в качестве аванса, молодому мужику явно
    не хватает. Во время обеда в столовой аэропорта Пётр съедает тройную порцию каши
    «без ничего» и выпивает стакана три горячего чая «покрепче». Работницы кухни,
    проявляя исконно русскую доброту, хлеба дают ему вдосталь, а кашу обильно
    сдабривают мясной подливой, под которую подбрасывают и кусочки мясца. Петя
    мужик крепкий: широкие плечи плавно переходят в могучие руки с
    кулаками-«чайниками», а узкие бёдра и осиная талия подчёркивают огромную мощь
    верхней части тела. Странно только, что такой красавец-мужчина малообщителен и
    молчалив. На молодых женщин и на девушек он совершенно не обращает внимания,
    разве что перебросится парой фраз с завхозихой о проводах и изоляторах.


    ... Петр, молча,
    помыл руки и сел на предложенный стул. Стакан с вином и вилку отодвинул - ел
    ложкой, которая едва выглядывала из его огромной «лапы». Большой кусок хлеба в
    другой его ручище смотрелся сухариком. По всему было видно, что пища для него -
    набор белков, жиров и углеводов, которые поддерживают жизнь.


    - А что, Петро, нам
    пока «не моги», а ты «соточку» прими для аппетита, - предложил кто-то.


    - Не буду я,
    ребята, вечером приходит участковый и проверяет.


    - Тогда расскажи
    немного о себе: кто ты есть, откуда родом?


    Большое курское
    село, сирень в цвету, трели соловьёв. Через месяц Пётр окончит среднюю школу, а
    там, скорее всего, в военное училище поступать будет. Занятия в спортивной секции
    не остались незамеченными, и сам военный комиссар на призывной комиссии предложил
    направить его в военное училище. Всё бы хорошо, да вот беда: осерчал на Петра
    директор школы из-за Наташки – дочери своей. Прошлым летом хороводил он с ней -
    дело-то молодое! Иной раз до первых петухов провожались. Затаил отец её на Петра
    обиду: то ни за что двойку влепит по физике, а то за мелочь какую родителей привести велит в школу. Перед сдачей
    экзаменов директор на полном серьёзе пригрозил, что диплом не выдаст! Когда
    ребята из его класса после выпускного вечера весело гуляли на берегу реки и
    катались на лодке, Пётр тихо сидел в тёмной спальной комнате своего дома. В
    голову лезли всякие нехорошие мысли. Пётр не знал, что есть «установка партии и
    правительства» о всеобщем среднем образовании, а происки директора - не что иное,
    как игра воображения взрослых дядь и тёть в назидание другим поколениям
    учеников. После полуночи зашли ребята. Они успокаивали Петра, но это только вселяло
    в воспалённые фантазии юноши дополнительную ненависть к обидчику. План мести
    созрел после ухода одноклассников...


    Разбитые рамы и
    стёкла директорского дома втихаря посмотрели утром все любопытные. Осмотрел их
    и участковый инспектор, а когда пришёл к родителям Пети, тот был уже далеко и
    покачивался на третьей полке общего вагона. Небольшого количества денег и
    харчей, взятых из дома, вполне хватило, чтобы перекладными поездами и
    электричками доехать до отдалённого района Тюменской области. Освоение газовых месторождений в этих краях развивалось
    быстрыми темпами, и Петра, крепкого, жилистого и «трезвого», приняли на работу
    подсобным рабочим. В свободное от вахты время, полёживая во времянке на
    кровати, Пётр частенько вспоминал своё глупое и спонтанное правонарушение и
    строил планы на предстоящий отпуск. Даже в мыслях всё выходило «боком». Он
    понимал, что и за менее дерзкие преступления объявляют «всесоюзный розыск».
    «Ладно, доживу до лета, приеду в село и прямиком пойду в отделение», - в
    который раз останавливался беглец на этой мысли. Прилетевший по весне начальник
    одного из отделов УБР (управления буровых работ) провёл личные беседы со всеми
    рабочими буровой установки. Вызвали и Петра. Разговор был пустой, ни о чём, как,
    впрочем, и с другими «бурилами». У Петра мелькнула мысль, что «накрыли» его…,
    но прошла неделя, другая...


    - Сергеев,
    поднимайся! - слышит беглец сквозь сон голос, не терпящий возражений.


    В проёме дверей стоят двое: один высокий и
    сухощавый, в ладно сидящей форме сержанта, а другой маленький, но коренастый,
    на покатых плечах которого почти до локтей висят офицерские погоны. «А ведь
    этот «мудрец» из «управления» приезжал к нам недавно. Как питание? Рыбалка как?
    То да сё... По социальным вопросам он, видите ли. Я догадывался, что тут
    подвох», - проносятся мысли у беглеца.


    - Собирай вещи,
    поедешь с нами! – приказывает сержант.


    У Петра в голове карусель. Особо яркая и, как
    ему показалось, спасительная мысль мелькает, когда он, согнувшись, собирает на
    полу чемоданчик: «Если этому, который поздоровее, как следует накатить в
    лобешник, то мелкий сам помрёт от испуга, а там можно снова податься в бега –
    лес за балками, а собаки у них нет». Улучшив момент и изловчившись, Петя
    наносит удар сержанту. Заметив положительный результат, беглец тянет
    растопыренную веером огромную пятерню в сторону офицера…. И это последнее, что
    он помнит. Очнулся Пётр в вахтовой машине ГАЗ-66. На запястья надеты наручники,
    прихваченные между ног к стойке сиденья. Плечи и рёбра болят, руки отекли. «Вот
    тебе и «малыш», - думает Петя. – Как это он умудрился меня заломить? А тот, что
    с припухшим носом, длинный, поди, тоже помолотил меня, когда очухался». В
    кабинете у следователя Пётр понял, что за окна директора школы ему «светило»
    два года условно, - максимум, а за сопротивление и причинение телесных
    повреждений представителю власти... «Всё решит суд», - коротко говорил
    следователь на допросах. Важную истину усвоил Петр в процессе следствия: не
    всякий маленький с виду человек – слабак. Коренастый лейтенант, с фигурой
    напоминающей кегли и с погонами, висящими «до локтей», был чемпионом области по
    рукопашному бою. Поэтому Сергеев смутно вспоминает, как после удара сержанта
    его приподняло, а ноги ударились о потолок времянки. Суд был коротким. Тема
    стёкол и побега из села упоминалась вскользь, основной упор делался на
    «сопротивление» и «причинение». Три года общего режима – таким был вердикт
    суда.


    Станция на воркутинской
    железной дороге, где вскоре оказался осужденный Пётр, это не край земли.
    Километрах в тридцати, когда ясная погода, видны Уральские горы. За заборами,
    если забраться на гору опилок и посмотреть
    округ, видна неспешная житейская суета: проходят поезда, строятся дома,
    грибники и ягодники идут по натоптанным на болоте тропам. На работе по
    заготовке леса быстро прошли два года. В конце отсидки крепкого и работящего
    Петра перевели в учётчики. Такое бывает, когда похлопочет начальство «сверху»,
    а чаще, когда сделают это «авторитеты». Теперь он ходил между штабелями готовой
    продукции и ставил на торцы брёвен штампы. Отказаться от «ночной», дополнительной
    работы, было невозможно. Опилки надёжно
    прикрывают выработку грунта, и подкоп идёт споро. Из разговоров Петр знал, что
    побеги из этих мест удаются крайне редко. Убегут, бывало, мужички, побродят по
    тайге, натыкаясь на посты и засады, покормят комаров и бегут в милицию.
    Попадаться утомлённым погоней, недоеданием и бессонными ночами солдатам из
    охраны опасно: госпиталь, это как минимум, гарантирован, а случалось и
    худшее... В милиции – другое дело: приличная кормёжка, горячий чай, допросы,
    суд. Пётр пытался отказаться от побега, но не получилось, так как «хозяевам»
    был нужен «вол», подстава и «банка тушёнки» о двух ногах - на чёрный день...


    Бежали ночью,
    прилично загрузившись продуктами. До рассвета шли в сторону Уральских гор по
    берегу лесной речки, а потом, с трудом пройдя большое болото и водораздел, вышли
    на соседнюю реку. Днём спали под подмытым крутым берегом и костра не разводили…


    Большой районный
    город. Начальство воинской части № ... поднято по тревоге. В четыре утра
    проводится селекторное совещание. Все силы республики будут задействованы для
    поиска беглецов. Вызваны оперативные подразделения из Украины. В семь часов
    утра полковник лично инструктирует на аэродроме многочисленные группы
    задержания. Солдаты и младшие офицеры, одетые в штатские одежды, стоят чёткими
    шеренгами. О том, что это люди военные, говорят короткие причёски, выправка и
    тяжёлые сидоры с закреплёнными к ним спальными мешками защитного цвета.


    - Живыми не брать!
    – в который раз повторяет
    полковник. – Сгною, если что!


    Быстро, по военному,
    группы садятся в вертолёты. Предполагаемые пути отхода беглецов вдоль железной
    дороги уже перекрыты. Вертолёты развозят группы задержания на перевалы в горах,
    в долины рек, на узкие проходы в болотах. Общее направление поиска – «восток» и
    «юг». На «запад» и на «север» беглецы, если они в здравом уме, не пойдут. Там
    бескрайная тайга, болота и гнус не оставят и малейшего шанса на выживание.
    Патрульные вертолёты барражируют в воздухе, и их экипажи держат связь с наземными
    поисковыми группами, подвозят продукты.


    Старшой решил
    недельку отсидеться в заброшенной охотничьей землянке, на которую вышли
    случайно. Солдатам в засаде, в отличие от беглецов, срок службы идёт! Если бы
    не комары и вечное недосыпание, то тут, с тушёнкой и сгущенным молоком можно и
    до дембеля сидеть вдали от муштры и строгого армейского распорядка. Временная
    остановка в землянке не осталась незамеченной. Всё чаще над беглецами пролетали
    вертолёты; круг поиска сужался. Вечером, когда холодный воздух с гор стекает по
    ущелью в долину, беглецы почувствовали запах костра. «Обложили!» - мелькает
    мысль у главаря. Впереди пустынное плато старого Урала, где укрыться негде.
    Решают идти назад, в долину. Там лес тянется на десятки километров. Проблема
    решается скоро... Когда переходили
    неглубокую горную речку вброд, их остановил громкий окрик: «Стоять! Руки за
    голову!» На другом берегу на каменистый плёс вышли четыре человека с автоматами.
    Бежать в этой ситуации бесполезно. Беглецы хорошо знают, что лучшей мишени, чем
    спина заключённого, у охранников нет. Даже прокурор не будет вызывать стрелявшего.
    Вода не доходит и до колена, но холодная, ледниковая. Брызги вспоротой рядом с
    ногами очередями из автомата воды окончательно возвращают беглецов в реальный
    мир. Солдаты вполголоса о чём-то переговариваются, переругиваются, видимо,
    вспоминая последние указания полковника, что живыми не брать. Ноги у беглецов
    давно потеряли чувствительность в ледяной воде, но надо стоять и стоять
    столько, сколько потребуется, – это жизнь!


    - Начальник, до
    ветру бы надо! – кричит главарь, наверняка зная ответ.


    - Иди! Только иди
    на ту сторону! – после небольшой паузы отвечает с берега сержант.


    - Петро, двигай назад
    потихоньку. Видишь, велят..., а после мы, по-очереди, – чуть слышно шепчет
    главарь.


    - Не ходи, -
    толкает Петю в бок другой беглец, - они всех нас тут положат!


    Ещё пару раз пули
    рвут воду возле ног беглецов. Стрельбой солдаты привлекают внимание соседних
    групп и пугают задержанных, показывая, что патронов у них достаточно. Часа
    через три, уже с восходом солнца, прилетел вертолёт МИ-8. Из него вышли не солдаты-срочники,
    а настоящие «волкодавы», натасканные и безапелляционные. С базового аэродрома
    беглецов отвезли в лагерный госпиталь... Полковник, построив командиров групп,
    матерился и грозился, что сгноит подчинённых, не выполнивших его приказ... Это был второй,
    более неудачный побег Петра. Снова суд, и снова срок...


    Попав на так
    называемую «химию» (вольное поселение) в село Усть-Цильма, где я начинал
    работать, Пётр чувствовал себя не в своей тарелке. Подозрительные взгляды
    сельчан и ежедневные проверки инспектора сделали его замкнутым и нелюдимым. Всё
    чаще ему во сне грезились родное село, родительский дом, сирень под окном,
    сенокос…. «Жавороночек ты наш», - говорили мать с отцом, когда маленький Петя,
    лёжа на сене у шалаша, поутру заслушивался импровизациями певчей птички. Долгие
    годы, проведённые на Севере, не стёрли из памяти всего этого. Весной, когда
    прилетели жаворонки и в наши северные края, тоска подступила к самому сердцу
    «бегуна по жизни». Моральные и телесные травмы привели к необратимым процессам
    в его сознании. Катализатором обострения была весна... Пётр всё чаще приобщался
    к рюмке. «Пришла «Белка», - судачили работники аэропорта, видя его нескоординированные
    движения и слушая не совсем разборчивую речь. - Пройдёт! Молодой ещё...» Местные
    жители, староверы в большинстве своём, называли его меж собой «оменённым» (ненормальным).
    В один из хмурых дней, так похожих на жизнь Пётра, он исчез из села. Исчезла и
    одна из множества лодок, стоящих на берегу. В селе знавали подобные случаи, но
    погоню не спешили организовывать. Бывало, погуляет мужичок недельки две и
    вернётся домой. В случае с Петром было всё сложнее…. Когда люди из группы
    задержания, состоящей из охотников-добровольцев и участкового инспектора,
    подплыли к одиноко стоящей у берега лодке, то услышали рык, похожий на рёв
    раненого зверя. С крутого берега, покрытого низкорослыми кустами, бежал на
    участкового инспектора верзила с топором в руке. Почерневший и перекошенный в
    отчаянном крике рот низвергал набор бессвязных звуков. Участковый произвёл
    быстрый выстрел вверх - «для прокурора», а три других выстрела, таких же
    быстрых, опрокинули Петра. Он лежал, и
    взгляд его был обращён к чистому синему небу, а последними звуками в его
    затухающем сознании была трель жаворонка, который безмятежно порхал и радовался
    весне, теплу, солнцу. Жаворонок – пташка вольная, и ей непонятен был многократный
    «гром» средь ясного неба. Не знала птичка и того, что люди на земле всё ещё
    делятся на тех, кто убегает и тех, кто догоняет...
    Опубликовать эту запись на: redditgoogle

    Олег Каштанов

    Сообщение в Вт Июн 04, 2013 2:22 am автор Олег Каштанов

    Ещё и на тех, кто читает и радуется за возможность читать и далее, словно пить из родника родовой памяти великого народа! Спасибо, Евгений!

      Текущее время Ср Окт 21, 2020 2:24 am