Скопин-Народ (Скопинская Правда)

Вы хотите отреагировать на этот пост ? Создайте аккаунт всего в несколько кликов или войдите на форум.
Скопин-Народ (Скопинская Правда)

Форум для жителей Скопинского района, города Скопина, всех наших Земляков и Друзей во всем мире!!! НОВОСТИ. ГОРЯЧИЕ ТЕМЫ. АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ и ПРОБЛЕМЫ. НАША С ВАМИ ЖИЗНЬ и ПРОСТО ОБЩЕНИЕ. (18+)

Уважаемые Гости и посетители Форума! Создавайте свои темы и Форумы по своим интересам! Просьба соблюдать этикет! Не надо хамства и оскорблений... этого и на улицах хватает. Ребята! Давайте жить дружно...

Октябрь 2020

ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Календарь Календарь

RSS-каналы


Yahoo! 
MSN 
AOL 
Netvibes 
Bloglines 

Кто сейчас на форуме

Сейчас посетителей на форуме: 2, из них зарегистрированных: 0, скрытых: 0 и гостей: 2

Нет


Больше всего посетителей (75) здесь было Сб Май 26, 2018 1:12 pm


    Младшие сыны народов

    avatar
    Евгений Талалаев

    Сообщения : 23
    Очки : 8359
    Репутация : 0
    Дата регистрации : 2013-04-07
    20130608

    Младшие сыны народов Empty Младшие сыны народов

    Сообщение автор Евгений Талалаев

    Младшие
    сыны народов.


    «И было у отца три сына. Двое умные были, а третий, младшенький – лётчик…»


    (Профессиональный
    юмор в трудную минуту).






    Жарко. Верхняя
    полка пассажирского поезда «Москва – Вернадовка» - не мягкое место в купейном
    вагоне. Раннее утро. Схожу на станции Сасово в надежде, да нет, скорее в полной
    уверенности на поступление в лётное училище Гражданской авиации. Родители
    ненавязчиво артачились, видя во мне будущего доктора, но смирились с
    выбором сына. Мне оставалось одолеть
    судьбу!.. Километра полтора иду по
    «железке», источающей не совсем знакомый, но приятный запах мазута от не успевших
    остыть за короткую летнюю ночь пропитанных шпал. С тропинки, которая натоптана
    по заливному лугу, вижу в лучах восходящего солнца на противоположном крутом
    берегу реки Цны золотисто-жёлтые двухэтажные домики авиационного городка. На
    понтонном пароме с «ручной тягой» переправляюсь на другой берег. Казарма,
    медицинская комиссия, экзамены, конкурс. Я курсант!..


    Собрала судьба нас,
    будущих пилотов, не спрашивая, в Сасовском лётном училище. Со всего Союза
    приехали младшенькие сыны своих отцов учиться лётному мастерству. Поскрёбыши, а
    именно так называют их в народе, чудили всегда! То лягушку приволокут с болота
    и познакомят её со своей матерью, мол, царевна!.. То коня маленького
    ушастенького поймают во ржи и летают на нём по соседним царствам и
    государствам…


    Все республики и
    автономные области мечтали иметь свою полноценную авиацию. Быстрыми темпами шло
    освоение нефтяных и газовых богатств западных областей Сибири и Европейского
    Севера. Развивалась и прокладывала маршруты во все страны реактивная
    пассажирская авиация. Требовало применения самолётов и сельское хозяйство, для
    обработки хлопчатников, садов и полей.


    Много училось с нами иностранных
    курсантов из стран восточной Азии, Индии и Африки. Младшие сыны, за обучение
    которых страны платили тугриками и донгами, жили с нами в казармах. Сыновья
    богатых арабов, африканских вождей племён и хозяев авиакомпаний проживали
    отдельно: им предоставляли места в общежитиях квартирного типа.


    - Золотом платят их государства за обучение, вот им и
    привилегии разные, - промеж собой обсуждали мы щепетильный международный
    вопрос. - И на зарядку их не выгоняют ни свет, ни заря, как нас. Да и бывает ли
    она у них вообще? А в увольнения - хоть каждый день ходи. Нам бы так!


    Не знали мы, семнадцатилетние
    пацаны, всех подробностей жизни наших взрослых дяденек того времени. Наверняка
    за каждым ушедшим в город иностранцем присматривал «особист». Всё одно, не
    обошлось без происшествия. Однажды, вернувшиеся из увольнения ребята наперебой
    рассказывали, что иностранцев не видно было в электричке. Не пустили, стало
    быть, их нынче в увольнение.


    - А я видел сегодня одного в
    буфете столовском. За сигаретами он стоял. Прикиньте, пацаны, синяков у
    африканцев не бывает! Только бровь рассечена у него и царапина на щеке, а глаз
    заплыл, и его не видно вовсе! Местным городским «ершам», скорее всего, он не по
    душе пришёлся, - говорит кто-то из ребят в казарме.


    Как обучали «капиталистов», мы не
    знали и не догадывались. Процесс их теоретической подготовки и лётного обучения
    был для нас тайной за семью печатями. Иностранцев мы видели только на субботних
    дискотеках, куда приезжали местные красавицы на электричке, да ещё в магазинах
    авиационного городка. Словесные контакты с курсантами из-за «бугра» были
    полностью исключены. За этим пристально присматривал человек из «первого
    отдела». Лишь однажды мне удалось коротко поговорить с хиндустанцем, у
    отца которого была небольшая авиационная
    компания в Дели и десяток транспортных самолётов. «Заставили учиться, - пояснил
    он мне на достаточно хорошем русском языке. – Без пилотского свидетельства и
    без налёта часов я не стану полноправным наследником дела отца».


    Народная Монголия была только у
    истоков социализма. Бедная аграрная страна, бедный народ…. Но, гляди-ка, и она
    направила четверых своих сыновей обучаться лётному мастерству. Вьетнамцев, тех
    человек пятнадцать прибыло на первый курс! У них в стране два года назад
    начались ковровые бомбардировки, а в прошлом году американцы ввели свои войска.
    «Война юга с севером»! - талдычили нам ежедневно средства массовой информации.
    Тогда почему наши солдаты приходят со срочной службы с боевыми медалями и
    орденами, а по телевизору только и слышно о сбитых американских самолётах Б-52
    в небе Вьетнама? Всё мудрёно переплелось в этом мире. И не вот тебе
    разберёшься! А мы молодые курсанты, и за нас есть, кому думать! Чем вьетнамцы
    хуже монголов? Им тоже нужны пилоты, чтобы разобраться с «южанами!» Большинство
    из них переучат потом на наши боевые истребители, а кто-то останется в
    транспортной авиации. Воинственный и неприхотливый этот маленький народец,
    который не угомонился и продолжал воевать даже тогда, когда американцы подвели
    к их берегам армады крейсеров и авианосцев. Только в семьдесят третьем году
    прошлого века потихоньку свернулись на территории Вьетнама боевые действия и
    испытания своего оружия двух огромных держав – России и Америки.


    Монголов и вьетнамцев разместили
    в казармах рядом с нами, и всё свободное от учёбы время мы общались с ними без всяких ограничений. Русский язык,
    которому их обучили на краткосрочных курсах
    в Москве, был никакой. Командный состав требовал от азиатов
    обязательного и полного выполнения Уставов и установленного режима. Монголы, в
    отличие от маленьких и сухощавых вьетнамцев, делающих всё сообща, быстро и
    неуклонно, любили поспать. Голосовой сигнал подъёма монголы игнорировали, или
    не успевали переводить это слово на русский после глубокого сна. Командиры
    подбегали к батырам, расталкивали их и волокли в строй. Наши ребятишки, давно
    стоящие в строю, улыбались, наблюдая ежедневное, с различными импровизациями
    весёлое представление. Уж больно сонный и недовольный вид был у посланцев
    древней страны: жёсткие вороные волосы торчали причудливым клоком, кислые мины
    на лицах, а щелки глаз уже, чем у наших ребят во время сна.


    - А вы пошлите этих командиров к
    чёрту, а то и куда подальше! – подучивал их кто-то, перед тем как уснуть. - Вы иностранцы!
    Чего вам будет? Не бойтесь, не выгонят из училища! За всё у вас заплачено…


    Надо сказать, что матёрные слова
    шибко нравились монголам. Они первым делом выспросили наших ребят: что и как называется и куда следует послать
    человека, если он тебе неприятен. Мне
    кажется, что это любопытство было у них на генном уровне, и они вспоминали
    забытое и утраченное за семьсот лет своё,
    родное. В последнее время муссируется версия, что именно с
    монголо-татарским игом пришли к нам эти матёрные нехорошие словечки.


    - Почёль к щёрту! – и впрямь
    кричит Гомбо на командира роты поутру, когда тот, выполняя уставное требование,
    бесцеремонно скидывает с курсанта одеяло.


    - Почёль на куль! – ещё громче
    орёт иностранец и делает злое, как ему кажется, выражение лица.


    Через минуту Гомбо в строю, а
    расплачиваться приходится нам. Юрий Командиров, командир нашей роты,
    отыгрывается на всём личном составе: заставляет сотню раз присесть и пару
    разиков «отбиться». Больше ни у кого не возникала мысль так углублённо обучать
    иностранцев нюансам русского языка…


    Перед тем как летать, надо прыгнуть! Прыгнуть с парашютом, чтобы не
    возникало чувство страха при покидании кабины самолёта в аварийной обстановке.
    Весной, когда зацвела сирень, а солнышко поднималось рано, началась подготовка
    к прыжкам. Практическое десантирование выполняли на рассвете: нет вертикальных
    восходящих потоков и горизонтальных порывов ветра. Травматизм при прыжках
    предполагался минимальный, но, как всегда бывает при массовых мероприятиях, не
    обошлось без приключений…


    Десантирование назначено на
    четыре часа утра, а это означает, что побудка будет в два. Ни один курсант не
    сомкнул глаз той ночью. «Нервы?» – подумаете вы. Да какие нервы! Не было их у
    нас, молодых и здоровых тогда вовсе! Был нормальный юношеский максимализм,
    дополнительный впрыск адреналина и небольшое общее «возбуждение толпы».
    Анекдоты и весёлые истории сыпались как из рога изобилия во всех уголках
    казармы. Так уж заведено на Руси, что в каждом уважающем себя коллективе всегда
    находится свой «Василий Тёркин». То с одной, то с другой стороны огромного
    помещения раздавался дружный, но всё же в половину голоса хохоток. Уснул только
    один курсант…


    - Разрешите прыгать?! – слышит
    кучка собравшихся хохмачей громкий и серьёзный голос севшего на край верхней
    кровати курсанта Гоцеридзе. Все подумали, что шутит так горец, но почему у него
    такие осоловелые и смотрящие в никуда глаза? «Артист!» - подумали балагуры, а кто-то из ребят, не
    мудрствуя лукаво, крикнул: «Первый…, пошёл!» Ладо, как истинный джигит, не
    задумался ни на секунду и сиганул. Как выяснилось позже, короткий сон одолел
    курсанта, а перевозбуждённая подкорка головного мозга не спала и сделала своё
    чёрное дело. Не разрешили посланцу гор прыгать этим утром: рана на лбу у Ладо
    немного кровоточила. Прыгал он позже - с другой ротой.


    Вывихи и растяжения при
    приземлениях были, но то, что произошло с другим курсантом, не припоминали и
    бывалые командиры. Прыгали мы с обычным десантным парашютом ПД-47, у которого
    вертикальная скорость снижения, если учесть наш «бараний» вес, не превышает
    пяти метров в секунду. На теоретических занятиях учили устранять мелкие
    «неисправности» парашюта в полёте: перехлёст купола стропой и двойной
    перехлёст. Эти нештатные ситуации заметно увеличивали вертикальную скорость
    парашютиста. Всего-то при этом и надо - достать из кармашка, пришитого на бедре,
    выкидной нож, закреплённый шнуром от безвозвратного падения, и обрезать
    одну-две стропы. Теоретики не учли психологического состояния человека, который
    совершает свой первый прыжок: резкий перепад давления при свободном падении,
    которое около ста метров, и дополнительный выброс в организм гормонов вызывают
    эйфорию. Это чувство сравнимо с тем, которое возникает после бокала
    шампанского в Новогоднюю ночь.


    Очередная группа курсантов
    покинула самолёт и медленно снижается. Радость переполняет душу каждого, и они,
    громко переговариваясь и «скользя» для сближения друг с другом, видят нечто: с
    большой вертикальной скоростью вниз проносится курсант, у которого на парашюте
    произошёл двойной перехлёст, и громко горлопанит песню. Парнишку «забрало»
    шибче всех, и он не слышит друзей, как глухарь в сосновом бору весной, когда у
    того наступает брачный период. Не слышит он ни ребят, ни командиров, кричащих с
    земли в мегафон. Приземлился «солист» раньше всех и ближе к лесу, в редком
    кустарнике. Машины управления и скорой помощи прибыли на место падения быстро,
    и было опечаленные командиры, не веря глазам своим, застают такую картину:
    курсант, как и учили, собирает парашют в сумку, а сам допевает припев песни не
    допетый до конца в полёте. Медики не обнаружили травм, хотя скорость
    соприкосновения с землёй была у него около семи метров в секунду. Это, как нам
    пояснили на разборе, всё одно, что прыгнуть с крыши двухэтажного дома!


    Не выполнил прыжок только один курсант
    по фамилии Рапопорт. Его неоднократно уговаривали, одного на самолёте поднимали
    для прыжка, наливали, говорят, сто граммов водки для куража и от «медвежьей
    болезни», но руки мальчишки на высоте становились настолько сильными, что
    инструктор не мог оторвать его от внутренних конструкций самолёта, за которые
    курсант цеплялся. Отчисление было неизбежным… (будет продолжение)
    Опубликовать эту запись на: redditgoogle

    Нет комментариев.


      Текущее время Сб Окт 31, 2020 8:06 am